Выставка рисунков и акварелей военных лет.

     Николай Яковлевич Соколов родился и вырос в Судогде, которая на всю жизнь осталась для него любимым городом. В 1935 году он получил диплом московского Всесоюзного художественно-технического института и спустя год начал участвовать в художественных выставках. Как же он стал военным художником?

     - В первые годы войны отец работал корреспондентом в одной из ивановских газет, - рассказала Ксения Николаевна. – А в 1943-м поступил в студию Митрофана Грекова в Москве и вскоре в составе бригады художников был отправлен на фронт.

Ксения Николаевна привезла в Судогду рисунки и несколько акварельных работ – натурные зарисовки, сделанные на фронте. Вот в минуту затишья перед боем танкисты заправляют танк. А вот портреты партизан, с которыми Николай Соколов провёл несколько недель. Вместе с частями Красной Армии он побывал в освобождённом от фашистов Смоленске, колесил по дорогам Молдавии и Румынии (серия работ так и называется «Эх, дороги»). Множество рисунков сделано в Будапеште. Берега Дуная и сполохи огней, отражающиеся в его тёмных ночных водах. Пустынные улицы. Символ Будапешта – неоготическое здание венгерского парламента.
   Неизвестно, был ли Николай Яковлевич свидетелем Сталинградской битвы, но его племянница, Софья Яковлевна Соколова, вспоминала, что дядя участвовал в создании панорамы этого сражения:
    - В это время я жила в Волгограде (город уже переименовали), и дядя Коля показывал мне фрагменты монументального полотна. Мне кажется, я и сегодня, если попаду в Волгоград, узнаю его работы.
     В пятидесятые годы Николай Соколов провёл в родной Судогде почти всё лето. Здесь остались его друзья – Юрий Иванович Трелин, Лев Бабушкин, Александр Степанович Новиков.
    С небольшим этюдником и фотоаппаратом, ставшим неизменным спутником художника, Николай Яковлевич с раннего утра уходил на реку. Рисовал любимые с детства места – Мужичку, Земельный… Часто подолгу сидел на берегу в ожидании нужного освещения. Однажды эта привычка сыграла с ним злую шутку. Бдительные стражи порядка скрутили художника и привели в участок, где предъявили обвинение в шпионаже. Кому, как не шпиону, прогуливаться у моста через реку и фабричного забора, щёлкать фотоаппаратом и что-то зарисовывать в планшете со стойками? А когда доблестные милиционеры обнаружили у Николая Яковлевича невиданный складной стакан, то и вовсе убедились: не наш человек. Всем известно, что наши люди предпочитают гранёные стаканы.
Об этом инциденте, к счастью, оставшимся без печальных последствий, Николай Соколов часто вспоминал. А ещё на память осталась серия рисунков с натуры – с тем самым «нужным» светом, оживляющим и тихую воду, и буйную зелень.
     К сожалению, Николаю Яковлевичу не суждено была долгая жизнь. Его не стало в 1967 году. Свой последний приют он нашёл на старом городском кладбище в любимой Судогде.

Е. Карелина

  

 

Вы здесь: Home О музее Выставочный зал